Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

из архива моего журнала

Сергей Кара-Мурза. Послание Сталину

Выступление на круглом столе газеты "Завтра" «Сталин и будущее России»

"Новый Сталин неизбежен. Новый Сталин грядет… Сталин — это функция русской истории, ее кумулятивный эффект… Явление Нового Сталина — неизбежный процесс, связанный с социальной тектоникой..."

Хорошо сказано! Газета "Завтра" в ударе. По-моему, именно она, а не Сталин — "функция русской истории". Она похожа на функцию уже тем, что перпендикулярна оси аргументов.

Но поговорим о "социальной тектонике", раз уж именно она родит Сталина.

Первый вопрос: она всегда рождает Сталина, хоть иногда и без усов? Или, бывает, и уродов? И как угадать, что очередной младенчик — это "Сталин сегодня"? К какому вертепу нести дары? Конкретно, Путин ведь намекал, что именно он — Сталин. Да и Проханов подмигивал — почему же никто не понял? Потому что усов нет и ГУЛАГа? Усы при нанотехнологиях не проблема. А вот для ГУЛАГа нет ни зеков нужного качества, ни охраны. Системный кризис, господа.


Поскольку "Завтра" уверена, что Сталин обязательно прилетит на голубом вертолете, есть смысл оставить ему задания, как обустроить Россию. А то и впрямь сделает по указке Делягина — "вненормативное устранение любых преград". Неважно, о каких процессах речь, реализация такой философии — кирдык моментальный.

Что нам здесь надо: "нарисовать красиво" или представить себе разумные действия "неопознанного летающего Сталина", если он вдруг приземлится в Кремле? То есть, его действия не в светлом "образе будущего", а в реальной "социальной тектонике" здесь и сейчас. Я выскажусь во втором жанре.

Как мы дошли до жизни такой? Как сказал Александр Панарин, в СССР победило "восстание юноши Эдипа". Обманули советского человека — и взыграл комплекс! Ах, обмануть меня не трудно, я сам обманываться рад. В 1993 и 1996 гг. были сделаны тесты: и пушками, и выборами. Те, кто не обманулся, оказались бессильны. Бывает. С тех пор много "необманутых" выбыли по возрасту, но стала расти масса "недовольных". Им подкинули нефтедолларов. Так о какой тектонике речь? Россия должна пройти через пропасть — период потерянного поколения. Что делать Сталину, если он упадет в Кремль раньше времени? Кому он скажет: "Дорогие братья и сестры! К вам обращаюсь я, друзья мои!"?

Тот Сталин был создан советским человеком, который подспудно полвека вызревал в России. Потому и были "братья и сестры" — многомиллионный "орден меченосцев". Сейчас он в лучшем случае "в зародыше". А работать надо с теми, кто есть в наличии.

Отсюда первое послание Сталину-НЛО: "Приказано выжить!" Приказ почти невыполнимый, его труднее выполнить, чем волю избирателей в 1996 г. — стать Зюганову президентом.

"Тот" Сталин после 1917 г., будучи на пятачке "вершины власти", почти двадцать лет обнимался с Троцким и Ко. И это — имея надежную опору из пары миллионов красных командиров. Чего он ждал? Он давал своей опоре время обучиться, стать вровень с противником и заполнить госаппарат. Новому Сталину создать такую опору из грядущей молодежи будет труднее — нет у нее за спиной уроков войны, нет того братства и того религиозного порыва. Мы — на нисходящей ветви культуры, момент взлета неизвестен. Отсюда и второй приказ: "Продержаться до взлёта". Задача тоже почти невыполнимая, но на то и Сталин.

Другое дело, что этот взлет надо готовить, а подростков и юношей воспитывать. Тут полезных советов "Завтра" не дает. Она требует революции ("вернуться от реформ к нормальности"), но о ее движущих силах — ни гу-гу. Ни на языке классового подхода, ни на языке цивилизационного. А ведь революция — это когда "ведомые ведут ведущих". Ведомых у нас полторы сотни миллионов, да ведущих нет. Жириновский с Лимоновым? Узок круг этих революционеров! Соответственно, и ведомые не желают их вести на баррикады, и сами не идут. Возврат к нормальности откладывается до нормализации положения.
Если так, чем же не угодил нынешний тандем? Почему не считать его двуглавым Сталиным в условиях "ненормальности"? Потому, что он не хочет "в руководстве бюджетом" следовать формуле Делягина "всё для россиянина"? А может, верхи еще "могут править по-старому", без этой формулы? С Лениным спорить?

Да и вообще, все это мелочи. Альтернативы "курсу Путина" оппозиция не предложила — вот в чем дело. Ибо это оказалось гораздо сложнее, чем ожидали. Вместо того, чтобы изучить природу нашего кризиса и выработать связный проект, оппозиция "боролась за власть". Даже победила один раз, но разумно спряталась. А теперь кого прочит — Белковского в президенты? В результате две трети вообще перестали ходить на выборы, а остальные дают оппозиции чуть-чуть голосов из экологических соображений, чтобы "сохранить редкий вид".

Отсюда и "третий приказ" товарищу Сталину — собрать людей, способных выстроить новое обществоведение, которое бы объяснило состояние России и возможные способы лечения. Общество больно, а от него требуют "покаяния и революции". Нам необходимо обществоведение на научной основе.

Вместо него мы пробавлялись романтической натурфилософией, покуда было живо поколение, державшее страну на ремесленном знании, на опыте. У нас было время на эту работу, и в этом была обязанность оппозиции, но она двадцать лет давила все зародыши этой науки. Теперь надежда на нового Сталина. Может, он создаст для нее нишу, хоть в шарашке. Обращаться к новой молодежи со старыми обличениями и патетикой — значить убивать всякую надежду. Неужели "Завтра" этого еще не поняла?

Пока Сталин не объявился, советы ему на уровне здравого смысла можно публиковать или сдавать в экспедицию нынешней власти, там он потом их и заберет. Так же и критический анализ мыслей, слов и действий власти — как знания, части нового обществоведения. Здесь эти советы нет смысла выкладывать.

Можно ли допустить, что этот неопознанный Сталин сбрил усы и скрывается в Кремле? Я лично в это не верю, но не верю сердцем, исходя из личной суммы впечатлений.

Да, третью задачу власть не решает, создавать новое знание о больном обществе России не помогает, но и не давит зародыши этого знания так активно, как это делали "свои". И это очень и очень немало. Возможно, не давит из равнодушия. Непосредственного вреда власти это знание не наносит, а что будет дальше — ей неинтересно. Но это лирика, важен факт.
В принципе, все три задачи Сталину мы можем пока выполнять и сами — а вдруг под нашим крылышком он и вырастет. Но поди ж ты, и тут вряд ли договоримся. Нашим лево-патриотическим корифеям наука не нужна, они и так всё знают. Да они, думаю, и выживут при любых режимах. На то и корифеи.

https://gazeta-to4ka-ru.livejournal.com/36046.html

Вот о Глазунове пишут, например, такое

Илья Сергеевич как фигура политическая был видным представителем неформальной Русской Партии, которая сделала для распада Советского Союза не меньше, чем либералы, националисты из союзных республик и разложившаяся часть (и часть немаленькая, увы) КПСС.

Вот это вообще что за экстази фэнтэзи вообще?

1. "Русская партия в КПСС" появилась... ээээ.... не ранее середины нулевых для целей пеара и пропаганды. В действительности никакой хоть сколь-нибудь сплоченной и/или влиятельной квазиэтнической "русской группировки" в КПСС не было. Не было ничего подобного и в интеллигентской тусовке, хотя русские патриоты безусловно были.

Фигура Глазунова как раз говорит об отсутствии "русской партии", как и фигра какого-нибудь Баркашова или неотличимого от Глазунова - Говорухина.

2. Либералы в СССР? Ну это вообще феерия.

3. "националисты союзных республик" - это отдельная тема. Но следует признать, что националистическими партийные кланы союзных республик стали не ранее 87 года. И то многие из этих националистов свои партийные билеты берегли до начала 92-го.

Что до Глазунова, то он даже не следовал за коньюктурой, а тупо выполнял госзаказ. И надо сказать, пропагандист Глазунов на два порядка круче одноименного х**дожника

Пушкин читает Пушкина, или Чем ворон похож на письменный стол?

Оригинал взят у 17ur в Пушкин читает Пушкина, или Чем ворон похож на письменный стол?
Прошёл какой-то опрос, в котором опрошенные большей частью назвали самым великим человеком Сталина, и несколько меньшей частью именовали так Пушкина. Тексты-генерики по этому поводу от всякой рукопожатной сволочи Вы себе представляете, - русское рабское убожество и всё такое - так что я не о них.

Полагаю, не только я вспомнил древний анекдот, в котором Сталину приносили на одобрение проекты памятника Пушкину. Проект первый: Сталин читает Пушкина, и резолюция вождя: "Это верно исторически, но неверно политически". Проект второй: Пушкин читает Сталина, с резолюцией "Это верно политически, но неверно исторически". И проект третий: Сталин читает Сталина.

Можно смеяться. Подразумевается, что вождь одобрил. Такое неожиданное для ИВС поведение указывает, что скорее всего первоначальным героем анекдота был какой-то послевоенный функционер при творцах. Те могли так пошутить ("гопкинс"), с них бы сталось.

Итак, левадисты спрашивали то ли о самых выдающихся, то ли о самых великих.

Понятие "величия" многие считают спорным. Потрудился Лев Николаевич. Мол, нет величия там, где нет добра, простоты и правды. И ты докажи мне теперь, что имярек велик, найди у него добро, простоту и правду в моём понимании, а потом я ещё сотню пунктов придумаю, вплоть до цвета ботинок. Ты доказывай, старайся. А если не докажешь, что великий по-твоему и по-моему велик, так ты раб и быдло, тьфу на тебя, перед всяким видеопэжем кукукаешь. И понеслась.

Вообще-то, "величие" и... "выдающестность"? "выдаваемость"?.. короче, состояние "выдающегося"... вещь менее спорная, чем кажется. Она понятна, причём понятна технически. Великий человек - это человек, на которого всё время натыкаешься. Обойти не можешь. Выдаётся, стервец, так что ты вынужден принимать во внимание и его самого, и вещи, связанные с ним и зависимые от него, по заметному количеству поводов в своей жизни.

Величие имярек достаточно точно можно описать формулой Годвина, и про добро с простотой там не будет ни слова.

Однако выше закона Годвина окажется ещё один класс великих людей. Тех, кто создавал язык, который вообще делает возможным поминание великих людей. Язык, в котором появляется само понятие "velitchie".

Мы не только говорим словами, мы словами думаем. Разум - это способность работать с языком, без языка разума нет. Мы не макаки постольку, поскольку воспринимаем окружающий мир теми кусочками, на которые его нарезают наши слова и тот порядок, в который они выстроены согласно правилам.

Чтобы было понятно: я сейчас в основном перечитываю в оригинале - на английском - те книги, перевод которых ещё помню. Сравниваю, что было сказано, и обдумываю, как так получилось. "Чем ворон похож на письменный стол?" - "Тем, что в "обоих" есть буква "б"."

Напоминаю, что Пушкин - тот создатель русского языка, который знаком каждому (да, их было много). Даже если поставить статую Сталина, читающего Сталина, то она всё равно будет памятником Пушкину, ибо вождь писал на русском языке, как умел. Освободи товарищ Сталин от буржуев весь мир, слетай на Марс и обратно, в лигу Пушкина он всё равно бы не перешёл - более того, пиши Стивен Кинг своего Роланда в Социалистических Штатах Америки по-русски, то это тоже получался бы памятник не столько Сталину, сколько Пушкину.

"У рыбы нет слова, обозначающего воду". Национальное сознание начинается с вопроса "кто мы, и где мы живём", с вопроса о воде вокруг нас. Если опрашиваемый признаёт Пушкина самым выдающимся человеком всех времён и народов (первым, третьим или десятым в списке, неважно) говорит о том, что человек ставит этот вопрос перед собой, что это уже не рыба. Это и есть тот самый рост национального самосознания, который, боюсь, не виден и самопровозглашённым националистам - так, что они не смогут его использовать.

Те 5%, которые Пушкин прибавил в рейтинге с 2012 года - очень хорошая новость. Очень. Сталин с Путиным объяснимы - мы натыкаемся на них постоянно, это и в самом деле великие люди, если не верить Льву Николаевичу с его добром и правдой, а смотреть, как и почему мы тут живём. Однако упомянутый в ответе Пушкин есть чистый выигрыш у истории.

И если захотят воздвигнуть памятник Александру Сергеевичу, правящему свои черновики... я всецело за, поддержка деньгами и всё такое.

"Пушкин читает Пушкина". Можно начинать смеяться. Спасибо за внимание.


«Сталин и я» Redshon'а

Оригинал взят у redshon в «Сталин и я» Redshon'а
Originally posted by fudao at «Сталин и я» Redshon'а
Вышедшая книжная новинка «Сталин и я: Азбука» redshon'а не просто знакомит читателя с личностью культовой легенды ЖЖ блогера Redshon'а, назначенного политбюро ЦК КПСС на должность Природного русского императора, но и дает понимание его сетевых товарищей, предлагает исследования автором троллинга в Сети, происхождения введенных им сетевых мемов, а также множество интереснейших и душевных воспоминаний, связанных с учителями и годами учебы Д.Е. Новокшонова.



Автор много троллит на языковые, исторические и философские темы. Читается на одном дыхании. Наша редакция купила неск. экземпляров. Очень рекомендуем. Пока еще в продаже на ОЗОНе @ http://www.ozon.ru/context/detail/id/136250081/

Сто сорок бесед с Молотовым , Феликс Чуев

– Музыкальная у вас семья. Обучали вас?
– Я обучался. На скрипке.
– Даже Молотов…
– Почему даже Молотов? Даже Сталин, даже Ворошилов и Молотов трое пели! Мы все трое были певчими в церкви. И Сталин, и Ворошилов, и я. В разных местах, конечно. Сталин – в Тбилиси, Ворошилов – в Луганске, я – в своем Нолинске. Это было не тогда, когда мы были в Политбюро, а гораздо раньше. (Смех.) Сталин неплохо пел.
– В Политбюро тоже петь надо, когда Жданов на пианино играл, а вы за столом…
– Пианино, когда не-немного выпьем. Ворошилов пел. У него хороший слух. Вот мы трое пели. «Да исправится молитва твоя…» – и так далее. Очень хорошая музыка, пение церковное.
– Есть очень красивые песни.
– Очень красивые есть. И Чайковский писал музыку для церкви, ну и другие крупные композиторы.
– Козловский пел.
– Козловский, да. Еще бы, конечно.
– Михайлов, бас наш.
– Да, по-моему, Михайлов был то ли дьяконом, то ли протодьяконом.
_______________________

Субботний/воскресный ликбез-69: XX съезд КПСС и "разоблачение культа личности"

Оригинал взят у comprosvet в Субботний/воскресный ликбез-69: XX съезд КПСС и "разоблачение культа личности"
В массовом сознании официальное осуждение деятельности Сталина в СССР связывается прежде всего с XX съездом КПСС. Действительность несколько сложнее – фактически официальным персонажем истории он был объявлен после незаслуженно забытого XXII съезда КПСС (1961 г., пик влияния Хрущева), однако и происходившее до, во время и после XX съезда заслуживает внимательного рассмотрения.

Само словосочетание «культ личности» начало употребляться еще до XX съезда, в рамках подготовки идеологической кампании (при этом одновременно в 1955 г. Хрущев принял участие в открытии памятника Сталину в Праге).
Подготовка доклада о пересмотре дел репрессированных в 1930-е годы началась до съезда (в декабре 1955 г. была создана комиссия во главе с Поспеловым, задачей которой был пересмотр дел репрессированных делегатов XVII съезда партии – т.е. высшего и среднего руководства СССР на момент начала массовых репрессий), тем не менее его результаты не вошли в основной документ, зачитанный на съезде Хрущевым как высшим должностным лицом партии – отчетный доклад ЦК съезду партии (см. тут).
Такие доклады, зачитываемые на каждом съезде, представляли собой отчет ЦК (органа партии, избираемого на каждом съезде и собиравшемся на пленумы раз в несколько месяцев) съезду – по уставу высшему органу партии, собиравшемуся с интервалом уже в несколько лет. Таким образом, Хрущев отчитывался от лица руководства партии, избранного еще при Сталине – на XIX съезде КПСС в 1952 г.
В этом докладе, зачитанном Хрущевым в день открытия съезда, 14 февраля 1956 г., лично Сталин осужден не был, о «культе личности» (в последующее время – эвфемизм для осуждения политики Сталина в целом) говорилось лишь в таких обтекаемых фразах:

«Борясь за всемерное развитие творческой активности коммунистов и всех трудящихся, Центральный Комитет принял меры к широкому разъяснению марксистско-ленинского понимания роли личности в истории. ЦК решительно выступил против чуждого духу марксизма-ленинизма культа личности, который превращает того или иного деятеля в героя-чудотворца и одновременно умаляет роль партии и народных масс, ведет к снижению их творческой активности. Распространение культа личности принижало роль коллективного руководства в партии и приводило иногда к серьезным упущениям в нашей работе.
В нашем партийном гимне «Интернационал» есть такие слова: «Никто не даст нам избавленья, ни бог, ни царь и ни герой. Добьемся мы освобожденья своею собственной рукой». Эти проникновенные слова правильно, по-марксистски отражают роль масс, роль коллектива. Народ, руководимый партией, вооруженной марксистской теорией, - вот великая и непреоборимая сила, творец новой жизни, творец истории».

20 февраля 1956 г. этот доклад был официально одобрен съездом, при этом создана комиссия по подготовке постановления съезда об итогах работы ЦК, утвержденный в итоге 24 февраля и содержащий насчет культа личности и «восстановления ленинских норм партийной жизни, развития внутрипартийной демократии, внедрения принципов коллективного руководства» столь же обтекаемые формулировки.
И лишь в последний день последовала реализация обещанной «внутрипартийной демократии» - в последний день работы съезда, после принятия основных его резолюций, Хрущев зачитал доклад «О культе личности и его последствиях», содержавший не только политическую критику, но и грубые личные нападки на Сталина (вплоть о известного «руководил войсками по глобусу»).
Среди высшего руководства партии имелись разные мнения насчет Сталина – при обсуждении работы комиссии Поспелова в защиту Сталина высказывались Молотов, Каганович, с оговорками – Ворошилов, против – Микоян, Сабуров, Шепилов и даже Маленков.
Тем не менее доклад «О культе личности» в окончательной версии был подготовлен лично Хрущевым и даже члены Президиума ЦК получили его текст утром 25 февраля, когда он и был зачитан.
Текст доклада в итоге не появился в открытой печати, хотя в официально изданном отчете упоминалось о самом докладе и о постановлении съезда, одобрившем его, в таком виде:



Такая секретность (при том, что содержание доклада до членов партии доводилось) привела к ожидаемым результатам – доклад попал на Запад и стал распространяться уже как антикоммунистическая пропаганда.
В итоге, официально был опубликован не этот доклад, а лишенное личных нападок Хрущева постановление ЦК КПСС от 30 июня 1956 года под названием «О преодолении культа личности и его последствий», опубликованное в «Правде» 2 июля.

Сколь много оснований имел для критики Сталина Хрущев, стало ясно потому, что, безотносительно различия взглядов на Сталина, вскоре (1957 г.) после него объединилось большинство Президиума ЦК – 7 членов из 11 (Молотов, Каганович, Маленков, Булганин, Ворошилов, Сабуров и Первухин) (сохранить пост ему удалось при поддержке большинства ЦК, при этом имевший давние счеты к противникам Хрущева Жуков сыграл решающую роль, но вскоре также был смещен), в руководстве партии вплоть до начала 1960-х шли непрерывные перестановки, а вместо разрыва с Югославией, вину за который Хрущев возложил на Сталина последовал сначала разрыв с Албанией (1961 г.), а затем ухудшение отношений с Китаем, достигшее пика к 1963 г., а сам Хрущев к 1964 г. перестал удовлетворять даже своих бывших сторонников, которыми и был смещен.
Окончательным торжеством антисталинизма стал уже XXII съезд партии, на котором Молотов, Маленков и Каганович, в 1957 г. переведенные на незначительные хозяйственные должности, были исключены из партии, было принято решение о выносе тела Сталина из Мавзолея (реализованное с такой же секретностью, как и доклад Хрущева на XX съезде), переименованы названные в честь Сталина объекты (названные в честь него улицы сохранились только в Грузии и Северной Осетии).
Более того, именно с XX съездом связано вычеркивание имени Сталина даже и художественных произведений, где упоминалось его имя – о масштабах явления можно судить по письму в целом антисталински настроенного Константина Симонова, от которого редакторы потребовали убрать упоминания Сталина из его книг: http://www.hrono.ru/libris/lib_s/simonov36.php
Отдельно стоит сказать о роли Суслова – несмотря на то, что с его именем часто связывают смягчение официального отношения к Сталину во времена Брежнева, однако в хрущевском «разоблачении культа личности» Суслов принимал активное участие – при Брежневе же вызывающий споры даже среди высшего партийного и государственного руководства вопросе (среди «просталински» настроенных руководителей СССР брежневской эпохи можно назвать Устинова, антисталински – Пельше и Подгорного) предпочел просто замолчать тему.