June 9th, 2009

О черте, Смердякове и Солженицыне

Вздор! Ни к кому черт не приходит. Вот ежели было, тогда к Солженицыну бы точно пришел, ан нет. Ошибочка вышла. И к Евтушенко какому-нибудь черт не приходит, и даже к Лимонову. Или они всего лишь Смердяковы? Но кто тогда Иваны?

Солженицын очень хотел бы попасть в Иваны Карамазовы, если вдруг его подлость вскроется. Как и Горбачев с Яковлевым. На деле же они оставались Смердяковыми и поступали как Смердяков.


"... Наступаю на него и узнаю штуку: каким-то он образом сошелся с лакеем покойного отца вашего (который тогда еще был в живых) Смердяковым, а тот и научи его, дурачка, глупой шутке, т. е. зверской шутке, подлой шутке, - взять кусок хлеба, мякишу, воткнуть в него булавку и бросить какой-нибудь дворовой собаке, из таких, которые с голодуху кусок не жуя глотают, и посмотреть, что из этого выйдет. Вот и смастерили они такой кусок и бросили вот этой самой лохматой Жучке, о которой теперь такая история, одной дворовой собаке из такого двора, где ее просто не кормили, а она-то весь день на ветер лает. (Любите вы этот глупый лай. Карамазов? я терпеть не могу.) Так и бросилась, проглотила и завизжала, завертелась и пустилась бежать, бежит и все визжит, и исчезла, - так мне описывал сам Илюша. Признается мне, а сам плачет-плачет, обнимает меня, сотрясается: "Бежит и визжит, бежит и визжит" - только это и повторяет, поразила его эта картина.


Тот Илюша, если кто не читал, заболел и умер
_____________

А вот Иваны Карамазьевы все в 20-40е поумирали. Сгорели в топке революции. А Алеши - Алеши мимо проходили. Их роль: сочувствовать да оплакивать. Расставаться