January 30th, 2008

Программа из которой вырос 122-ой закон

Как известно Никто же у нас большевистские газеты официальные документы особо не читает, чем и пользуются все, от Касьянова до Зюганова. А зря.

В целях оздоровления региональных и местных финансов, защиты интересов населения, получателей бюджетных средств и кредиторов, повышения ответственности за управление общественными финансами, поддержания жестких бюджетных ограничений будут законодательно установлены формализованные критерии и процедуры осуществления более жесткого контроля за бюджетным процессом, временного ограничения налогово-бюджетных полномочий региональных и местных администраций, реструктуризации задолженности бюджетов субъектов Российской Федерации и муниципальных образований, реализации планов финансовой санации:
а) в отношении субъектов Российской Федерации и муниципальных образований, значительная часть доходов которых формируется за счет финансовой помощи из вышестоящего бюджета (статус высокодотационного региона);
б) в отношении субъектов Российской Федерации и муниципальных образований, не обеспечивающих соблюдение требований федерального законодательства и сбалансированность бюджетов (статус региона, находящегося в финансовом кризисе);
в) в отношении субъектов Российской Федерации и муниципальных образований, не выполняющих обязательства перед населением, получателями бюджетных средств, кредиторами, включая федеральный бюджет (режим внешнего финансового управления).

Программа развития бюджетного федерализма в Российской Федерации на период до 2005 года" утверждена Постановлением Правительства РФ от 15 августа 2001 г. N 584


Кто-нибудь себе представляет режим "внешнего финансового управления" в отношении региона или муниципалитета?

Не платит Отечество по долгам Малой Родины, оно готовит процедуры банкротства, на случай, если какое-нибудь Мухосранское муниципальное образование Газпрому задолжает.

Кто там что-то вякал насчет "спасения России от развала" и "вертикалей власти"?

Сегодня министр регионального развития Дмитрий Козак на форуме «Россия» представит контуры новой региональной политики, сообщили в Минрегионе и Минэкономразвития, ее суть — в отказе от централизации и переходе к политике предоставления регионам экономической самостоятельности.

Козак убежден, что управлять региональными инвестициями и экономикой из центра не получится — нужно максимально делегировать социально-экономические функции, знает источник в Минрегионе, но самостоятельность регионов будет обусловлена объемом финансовой помощи из центра: больше полномочий получат те, кто меньше зависит от Москвы.

В октябре 2007 г. Козак призвал сократить армию федеральных чиновников, а их функции передать в регионы. Тогда же он предложил дать регионам возможность самостоятельно выбирать объекты для инвестирования.

Сегодня Козак может предложить сгруппировать субъекты в макрорегионы, которые не обязательно будут соответствовать федеральным округам, уверяет источник в Минэкономразвития, но точное количество макрорегионов и их состав пока не согласованы. Центр будет определять специализацию макрорегионов, но субъекты и сами смогут выбрать инвестиционные приоритеты — и тогда самостоятельно отвечать за риски.

В конце прошлого года Козак говорил о 10 макрорегионах. По словам источника, близкого к Минрегиону, это Центральный, Центрально-Черноземный, Северо-Западный, Северный, Южный, Поволжский, Уральский, Западно-Сибирский, Восточно-Сибирский и Дальневосточный.

Деление напоминает госплановские районы последних пятилеток, говорит Наталья Зубаревич из Независимого института социальной политики. Объединение юга логично, считает Игорь Вдовин из Агентства инвестиций и развития Южного федерального округа (до сентября прошлого года полпредом там работал Козак): логистические комплексы, порты, автодороги, деньги — в северной части округа, трудовые — на Северном Кавказе, нужно рассматривать эту территорию как единый макрорегион.

По мнению Владимира Климанова из Института реформирования общественных финансов, Дальний Восток и Сибирь получат сырьевую направленность, Поволжье и Урал — промышленную, Южный и Центрально-Черноземный районы — аграрно-индустриальную и т. д. Вдовин возражает: на регионы нельзя вешать конкретные ярлыки, концентрируясь на 1-2 отраслях.

Но и отказываться от существующих инструментов инвестиционной политики в регионах Козак не собирается. По словам источника в Минрегионе, планируется увеличить «региональную долю» в инвестфонде. На эти средства смогут претендовать проекты, которые недотягивают до необходимых по правилам инвестфонда 5 млрд руб.

Усиление регионов даст возможность принимать решения более оперативно, радуется министр экономики Кабардино-Балкарии Алий Мусуков. На федеральном уровне должны решаться вопросы федерального масштаба, добавляет министр экономики Тверской области Валерий Сидоренко. Главное — чтобы не подгоняли под одну гребенку, учитывали специфику регионов, беспокоится Мусуков.

Децентрализация в экономике не будет сопровождаться ослаблением политической вертикали. По словам источника в Минрегионе, ни об отмене института полпредов, ни о восстановлении губернаторских выборов речи нет, это прерогатива Кремля.

Политолог Александр Кынев убежден, что без политической децентрализации не обойтись: «Пока губернаторы не перестанут оглядываться на центр и интересы госкорпораций, регионы будут в роли подрядчиков — и добиться экономической самостоятельности субъектам не удастся».

Непонятен смысл экономического деления регионов в отсутствие плановости, полагает Климанов, непонятен и статус экономических макрорегионов: придется ли, например, Росстату переключаться с федеральных округов на макрорегионы? Если это новое экономическое деление, за ним должно последовать политическое, иначе схема не заработает.