June 24th, 2007

Рецензия на "Демонтаж народа" Кара-Мурзы

Георгий Судовцев
АПОСТРОФ

Сергей Кара-Мурза. Демонтаж народа. — М.:Алгоритм, 2007, 704 с., 4000 экз.

Новая книга одного из признанных "властителей дум" современной России, Сергея Георгиевича Кара-Мурзы, увлекает даже самой постановкой проблемы. Понятие "народа" трактуется автором прежде всего не как самостоятельный феномен, а как проект, базовые характеристики которого, несмотря на все различия между наличествующими цивилизационными подходами, могут быть достаточно строго определены.

Народ для Кара-Мурзы — не нация, не этничность и не "население страны". Это не "естественно-исторический феномен" и, соответственно, от противного, не "постоянный референдум по факту собственного существования". Это именно проект, своего рода "экологическая ниша" человеческого бытия на Земле, которая может быть заполнена разными общностями людей, созданными на разных объединяющих их основаниях, но выполняющими жестко заданные "народные" функции. "В образованном человеке неминуемо должны сочетаться оба представления о его народе — примордиализм и конструктивизм".

Он сочувственно цитирует Э.Кисса: "Так, в 1809 г. некий филолог изобрел наименование "словенцы" и стал творцом словенского национального самосознания. Движение, началу которого он содействовал, привело в конечном счете к тому, что Словения приобрела республиканский статус в рамках Югославии, а затем стала независимым государством. Вместе с тем представителям иных диалектных групп, например сорбам [лужичанам], так и не удалось выработать единого коллективного самосознания, и их политическое и культурное присутствие в Европе никак поэтому не ощущается". В качестве других примеров успешной "сборки народов" или "строительства наций" удачно приводятся реформы Мэйдзи в Японии и "отцов-основателей" времен Войны за независимость в США.

Тенденция отнести главные функции народа как проекта на уровень "коллективного самосознания" у Сергея Кара-Мурзы просматривается достаточно четко. Причем его характеристики достаточно просты. У народа должно быть собственное имя. У народа должен быть собственный язык. И у народа должна быть собственная судьба, собственная история, реальная или вымышленная — не суть важно. Важно, чтобы она так или иначе была сопряжена с судьбой других народов, дружественных или враждебных по отношению к народу-протагонисту, порождающих либо убивающих его.

Собрав, при небольшом интеллектуальном усилии, эти характеристики воедино, мы неожиданно для себя получаем вполне типичный портрет личности. Но личности не обычной — естественной и человеческой, а личности народной — сверхъестественной и сверхчеловеческой. Кроме того, эта сверхъестественная и сверхчеловеческая народная личность по определению является, во-первых, множественной, а во-вторых — сотворенной и потому не бессмертной. "Народы, как люди, — они появляются и исчезают".

Если в этой связи обратиться, например, к евангельской традиции, то ангелический характер этих сверхъестественных и сверхчеловеческих народных существ станет не просто очевидным, но вопиющим. Впрочем, как все мы знаем еще со школьной парты, наука доказала: Бога нет, а потому никаких ангелов нигде нет и быть не может. Хотя иногда — в случае, например, масштабных военных столкновений наподобие Второй мировой войны, — у очень многих людей в этом возникают более чем серьезные сомнения. "На войне атеистов не бывает". Но в таком случае академические исследователи, как правило, предпочитают как можно быстрее найти другую, более удобную для них точку зрения и не рассматривать проблемы под каким-то "невполнеполиткорректным" углом.

Сергей Кара-Мурза, следует отдать ему должное, идет по избранному пути последовательно и практически до конца. По сути, строительство-"будительство" народов и, соответственно обратный процесс их демонтажа, в этой книге предстают пусть достаточно сложными, но вполне "технологичными" занятиями "элит", по степени сложности вполне сопоставимыми, например, с современной генной инженерией или недавно поднятыми на щит "нанотехнологиями" — и примерно с теми же не вполне определенными шансами на конечный успех.

Этот "социальный механицизм", несомненно, имеющий отношение к "нациестроительству" с его внешней стороны, Сергей Кара-Мурза, видимо, сам того не желая, получил в наследство от той самой просветительской (иллюминатской) рационалистской парадигмы, которой он вполне искренне следует. Тем более, что для него "при буквальном переводе слово "народ" эквивалентно слову "нация", производному от латинского слова "рождаться". Такой знак равенства, поставленный между понятиями "нации" и "народа", весьма характерен не только для академического сознания в частности, но и для секулярного, синархического сознания в целом, не понимающего и не желающего понимать, что его базовый принцип эволюции, "восхождения от низшего к высшего" является не самодостаточным феноменом, а взаимосвязанной, обратной и внешней стороной постоянно идущего процесса "нисхождения от высшего к низшему" или, вернее, "притягивания низшего высшим", о чем, впрочем, написаны совсем другие книги. Но уже сама постановка, не говоря уже о предлагаемом автором решении проблемы "народа", как проекта заслуживают глубокого внимания и искренней признательности.

http://zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/07/709/23.html

Ущербный национализм. О войне с памятниками.

Нашими белыми патриотами и некоторыми националистами дается такой строй мысли, что русские в СССР вообще не представляли собой субъекта истории, субъектом были жЫдокомисарчеги и т.п. Этож каким русофобом надо быть (или как нарушить "технику безопасности), что взять и записать "самый непокорный народ" в курды?

По этой же причине период 90-х и "нулевых" нужно отстаивать как свою историю и только свою. Пусть это будет одним из самых дурных периодов, но это наше и больше ничье.

На Украине с этим вообще большие проблемы. В основу нового национального мифа одним из увесистых кирпичей кладут "голодомор" и даже открывают музеи оккупации. Ну чем не курды? (Курдов я не презираю и вообще ничего против них не имею, но то за что курдов следует уважать, великих укров или прибалтов следует пожалеть).

Смешней всего, конечно, выглядит Эстония. Вместо того, чтобы советский период считать своей историей в которой они выступали равноправным народом и продолжали формироваться в нацию, они заявляют, что эстонцы были бесправными илотами, которых всякий охочь был обидеть. У Украины есть в активе Киевская Русь. У Эстонии только короткий период с почти фастским режимом и период бесславной оккупации + ""героическое время", когда некоторые эстонцы (в изрядном количестве) сжигали белорусские деревни

В продолжение об "оккупационном комунистическом режиме"

вот к этим двум коротким репликам:
http://d-orlov.livejournal.com/47937.html
http://d-orlov.livejournal.com/48380.html

Через Назаровых-Шамбаровых и иже с ними навязывается мысль, что хозяевами свой судьбы мы не были. Т.е. это в определенном смысле "наше естественное состояние".

Раз мы были никто и звать нас было никак при большевиках, то почему бы нам не "влиться в общую европейскую семью" или под управление некоего Мирового Правительства (ZOGa)?

Ах, в СССР все самое вкусное (или как там К. Крылов выражается) доставалось тюбетейкам. Да и сегодня у власти ахмадки.

Ляпота. Ну чем не индейцы?