Денис Орлов (d_orlov) wrote,
Денис Орлов
d_orlov

Categories:

Субботний/воскресный ликбез-69: XX съезд КПСС и "разоблачение культа личности"

Оригинал взят у comprosvet в Субботний/воскресный ликбез-69: XX съезд КПСС и "разоблачение культа личности"
В массовом сознании официальное осуждение деятельности Сталина в СССР связывается прежде всего с XX съездом КПСС. Действительность несколько сложнее – фактически официальным персонажем истории он был объявлен после незаслуженно забытого XXII съезда КПСС (1961 г., пик влияния Хрущева), однако и происходившее до, во время и после XX съезда заслуживает внимательного рассмотрения.

Само словосочетание «культ личности» начало употребляться еще до XX съезда, в рамках подготовки идеологической кампании (при этом одновременно в 1955 г. Хрущев принял участие в открытии памятника Сталину в Праге).
Подготовка доклада о пересмотре дел репрессированных в 1930-е годы началась до съезда (в декабре 1955 г. была создана комиссия во главе с Поспеловым, задачей которой был пересмотр дел репрессированных делегатов XVII съезда партии – т.е. высшего и среднего руководства СССР на момент начала массовых репрессий), тем не менее его результаты не вошли в основной документ, зачитанный на съезде Хрущевым как высшим должностным лицом партии – отчетный доклад ЦК съезду партии (см. тут).
Такие доклады, зачитываемые на каждом съезде, представляли собой отчет ЦК (органа партии, избираемого на каждом съезде и собиравшемся на пленумы раз в несколько месяцев) съезду – по уставу высшему органу партии, собиравшемуся с интервалом уже в несколько лет. Таким образом, Хрущев отчитывался от лица руководства партии, избранного еще при Сталине – на XIX съезде КПСС в 1952 г.
В этом докладе, зачитанном Хрущевым в день открытия съезда, 14 февраля 1956 г., лично Сталин осужден не был, о «культе личности» (в последующее время – эвфемизм для осуждения политики Сталина в целом) говорилось лишь в таких обтекаемых фразах:

«Борясь за всемерное развитие творческой активности коммунистов и всех трудящихся, Центральный Комитет принял меры к широкому разъяснению марксистско-ленинского понимания роли личности в истории. ЦК решительно выступил против чуждого духу марксизма-ленинизма культа личности, который превращает того или иного деятеля в героя-чудотворца и одновременно умаляет роль партии и народных масс, ведет к снижению их творческой активности. Распространение культа личности принижало роль коллективного руководства в партии и приводило иногда к серьезным упущениям в нашей работе.
В нашем партийном гимне «Интернационал» есть такие слова: «Никто не даст нам избавленья, ни бог, ни царь и ни герой. Добьемся мы освобожденья своею собственной рукой». Эти проникновенные слова правильно, по-марксистски отражают роль масс, роль коллектива. Народ, руководимый партией, вооруженной марксистской теорией, - вот великая и непреоборимая сила, творец новой жизни, творец истории».

20 февраля 1956 г. этот доклад был официально одобрен съездом, при этом создана комиссия по подготовке постановления съезда об итогах работы ЦК, утвержденный в итоге 24 февраля и содержащий насчет культа личности и «восстановления ленинских норм партийной жизни, развития внутрипартийной демократии, внедрения принципов коллективного руководства» столь же обтекаемые формулировки.
И лишь в последний день последовала реализация обещанной «внутрипартийной демократии» - в последний день работы съезда, после принятия основных его резолюций, Хрущев зачитал доклад «О культе личности и его последствиях», содержавший не только политическую критику, но и грубые личные нападки на Сталина (вплоть о известного «руководил войсками по глобусу»).
Среди высшего руководства партии имелись разные мнения насчет Сталина – при обсуждении работы комиссии Поспелова в защиту Сталина высказывались Молотов, Каганович, с оговорками – Ворошилов, против – Микоян, Сабуров, Шепилов и даже Маленков.
Тем не менее доклад «О культе личности» в окончательной версии был подготовлен лично Хрущевым и даже члены Президиума ЦК получили его текст утром 25 февраля, когда он и был зачитан.
Текст доклада в итоге не появился в открытой печати, хотя в официально изданном отчете упоминалось о самом докладе и о постановлении съезда, одобрившем его, в таком виде:



Такая секретность (при том, что содержание доклада до членов партии доводилось) привела к ожидаемым результатам – доклад попал на Запад и стал распространяться уже как антикоммунистическая пропаганда.
В итоге, официально был опубликован не этот доклад, а лишенное личных нападок Хрущева постановление ЦК КПСС от 30 июня 1956 года под названием «О преодолении культа личности и его последствий», опубликованное в «Правде» 2 июля.

Сколь много оснований имел для критики Сталина Хрущев, стало ясно потому, что, безотносительно различия взглядов на Сталина, вскоре (1957 г.) после него объединилось большинство Президиума ЦК – 7 членов из 11 (Молотов, Каганович, Маленков, Булганин, Ворошилов, Сабуров и Первухин) (сохранить пост ему удалось при поддержке большинства ЦК, при этом имевший давние счеты к противникам Хрущева Жуков сыграл решающую роль, но вскоре также был смещен), в руководстве партии вплоть до начала 1960-х шли непрерывные перестановки, а вместо разрыва с Югославией, вину за который Хрущев возложил на Сталина последовал сначала разрыв с Албанией (1961 г.), а затем ухудшение отношений с Китаем, достигшее пика к 1963 г., а сам Хрущев к 1964 г. перестал удовлетворять даже своих бывших сторонников, которыми и был смещен.
Окончательным торжеством антисталинизма стал уже XXII съезд партии, на котором Молотов, Маленков и Каганович, в 1957 г. переведенные на незначительные хозяйственные должности, были исключены из партии, было принято решение о выносе тела Сталина из Мавзолея (реализованное с такой же секретностью, как и доклад Хрущева на XX съезде), переименованы названные в честь Сталина объекты (названные в честь него улицы сохранились только в Грузии и Северной Осетии).
Более того, именно с XX съездом связано вычеркивание имени Сталина даже и художественных произведений, где упоминалось его имя – о масштабах явления можно судить по письму в целом антисталински настроенного Константина Симонова, от которого редакторы потребовали убрать упоминания Сталина из его книг: http://www.hrono.ru/libris/lib_s/simonov36.php
Отдельно стоит сказать о роли Суслова – несмотря на то, что с его именем часто связывают смягчение официального отношения к Сталину во времена Брежнева, однако в хрущевском «разоблачении культа личности» Суслов принимал активное участие – при Брежневе же вызывающий споры даже среди высшего партийного и государственного руководства вопросе (среди «просталински» настроенных руководителей СССР брежневской эпохи можно назвать Устинова, антисталински – Пельше и Подгорного) предпочел просто замолчать тему.

Subscribe

  • Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments